Эти цены, цены роковые…

Александр Берберов 17.07.2021 11:36 | Экономика 47

В сообщающихся сосудах уровни выравниваются. Точно так же в системах товарообмена, если они не изолированы друг от друга, не может быть разницы в ценах. Если нечто продаётся в одном месте дорого, а в другом дёшево, то произойдёт эффект сообщающихся сосудов: за счёт действия рыночных факторов дешёвое в своей зоне подорожает и/или дорогое в своей зоне подешевеет. Любой продукт (назовём его «Х») не может стоить в одном городе рубль, а в другом 30 копеек, если между городами существует товарообмен. Нетрудно понять, что в городе, где «Х» стоит 30 копеек, его скупят – и перевезут туда, где его можно реализовать за рубль.

Никто не хочет продавать за 30 копеек то, что где-то ценится в рубль, и наоборот, никто не хочет покупать за рубль то, что где-то ценится в 30 копеек. Между тем, все мы прекрасно знаем, что российский рубль по паритету покупательной способности недооценен на 70%. Эта сумма появляется снова и снова – и когда считают в бургерах, и когда считают в чашечках кофе «Старбакс», и в любом другом стандартном продукте. Существует 70% перепад цен, который делает жизнь в РФ очень дешёвой для обладателей доллара, и наоборот, жизнь на Западе очень дорогой для того, кто получает свои доходы в рублях.

Конечно, если бы речь шла о рыночном, экономическом регулировании, то доллар давно бы уже упал (рубль вырос) и цены пришли бы в соответствие друг с другом. Но речь о рыночных механизмах давно не идёт. Всеми деньгами мира владеют 52-64 частных лица, и никакой конкуренции между ними давно нет. По сути, все цены и курсы, и индексы давным-давно уже назначаются директивно, волюнтаристски. Хозяйская воля: одним платить много, другим мало, третьим же вовсе ничего.

Разумеется, это МММ когда-нибудь кончится глобальной катастрофой. Но, как писал Галич – «так это ж пойми – потом!». Пока же у них (правда, всё больше со скрипом) получается играть реальностью, назначать цены вместо их естественного складывания. Запрет доллару падать до рыночных показателей связан с волей США, чьё могущество строится на долларе и на воле российских «елит», которые держат в долларах свои капиталы. «Ибо где сокровище ваше, там будет и сердце ваше» (Матф.6:21).

Но что произойдёт, если доллару искусственно не дают упасть? Если прибывающей воде не дают течь вниз, естественным для неё манером, выстроив плотину – то вода, вопреки естеству, поднимается. Ей больше некуда деваться: ведь она прибывает, а путь вниз ей закрыт! Точно так же директивная опека завышенного курса доллара приводит к росту цен в рублях. Те, кто торгуют за рубли, не хотят продавать по 30 копеек то, что в другом месте продают за рубль. Они начинают поднимать цены, чтобы догнать реальность западных рынков.

Рост цен на главные продукты питания, без которых не обходится ни одна семья, наблюдается и будет продолжаться. Снижение стоимости на сезонные продукты возможно осенью, но оно кратковременно. Такое мнение в беседе с «Вечерней Москвой» высказал председатель Союза потребителей России Петр Шелищ.

По словам эксперта, подорожать этой осенью может абсолютно все. Сезонные продукты сейчас прибавляют в цене, но в ближайшее время ситуация должна измениться в лучшую для покупателя сторону. Как отметил собеседник издания, это понижение стоимости будет «в коротком моменте», а год к году такие продукты все равно будут дорожать.

— Единственное главное ограничение цен сегодня — спрос потребительский. Но, как всегда, дорожают больше всего те продукты, которые называются неэластичными, цены на которые неэластичны по спросу. Как ни повышай цену, люди все равно будут их покупать, потому что их нечем заменить, — сказал Шелищ.

По его словам, к самым главным продуктам, от которых невозможно отказаться, тем более семьям с низкими доходами, относятся крупы, макароны, сахар, растительное масло и хлеб.

— Решение состоит в увеличении предложений. Тогда цены снижаются. Нужно больше производить самим и не закрываться от конкуренции с импортом. Но пока не особо справляемся, — добавил эксперт.

Не вполне понимая природу экономического бедствия, Минсельхоз предложил регулировать стоимость ряда продуктов интервенциями. Он предложил реформировать интервенционный госфонд зерна: запастись им на два-три месяца вперед и добавить к зерну сахар.

При этом биржевая цена бензина АИ-92 достигла исторического максимума. В ходе торгов на Санкт-Петербургской международной товарно-сырьевой бирже (СПбМТСБ) она достигла рекордного в истории показателя в 55 745 руб. за тонну, следует из данных площадки. Летнее дизельное топливо торгуется по 51 073 руб. за тонну. Максимальный показатель свыше 52 000 руб. за тонну был зафиксирован ранее, в июне.

Почему «верхи» так безразличны к девальвации рубля и равнодушны к искусственному, вымороченному росту доллара в рублях? Ответ прост: сложившимся с 1991 года верхам это выгодно.

Вместе с вздутием доллара, сколь бы искусственным и приказным оно ни было – растут и их личные сбережения, отложенные в долларах. Но главное, конечно, не сбережения, а цена труда.

При девальвации рубля зарплата реально снижается, номинально не снижаясь. Человек получает, вроде бы, как раньше, но, с точки зрения реальной потребительской корзины, меньше.

А мы знаем закон сохранения вещества и энергии: если в одном месте убыло, в другом, стало быть, прибыло…

+++

Когда в начале 90-х люди хотели капитализма – они понимали капитализм как тот же самый социализм, но только без очередей и дефицита. Они были убеждены (и вот объясните, с чего?!) что система продолжит так же заботиться о повышении ОБЩЕГО уровня жизни, для всех и каждого. Просто, мол, рыночными методами этот ОБЩИЙ уровень будет расти быстрее.

На самом деле у нынешнего капитализма, как системы, совершенно другие задачи, и никакого ОБЩЕГО уровня (требующего обобществления фондов потребления) в нём нет. И быть не может. Такой капитализм, действительно, повышает уровень жизни, и быстро, и красиво – но только в определённых локациях, и за счёт тех, кто в локации не попал.

Представление про ОБЩИЙ уровень жизни появилось на заре цивилизации, когда, вроде бы, люди договорились не жрать друг друга (таково было начало цивилизованного общества – запрет на процветающий у дикарей каннибализм). Если же люди жрут друг друга, то никакого ОБЩЕГО благосостояния у них не бывает.

Если Иван съел соседа Петра, то уровень жизни Ивана сразу же вырос в два раза: у него теперь два дома вместо одного, два участка вместо одного, и т.п., по всем видам ресурсно-материальных благ. Но рост уровня жизни Ивана в два раза (заметный и завидный) – не имеет никакого отношения к съеденному Петру. Никаких ОБЩИХ проектов и программ у каннибалов быть не может: что одному хорошо, то другому смерть (в буквальном смысле слова).

Если люди не едят друг друга (на это наложено жёсткое табу) – то растёт уровень жизни у каждого параллельно с другими. Он растёт за счёт накопления полезного труда, изобретений и рационализаций, за счёт формирования потребительской инфраструктуры. Увеличивается не доля Ивана или Петра в пироге (доли их неизменны), а сам пирог.

Если я имею 2% с какой-то прибыли, и вы имеете 2% оттуда же, то при росте общей прибыли в два раза мы (каждый) получаем в два раза больше денег. То же самое случается, если вы отняли у меня мои 2%. Тогда у вас получается доля в 4%, причём без труда и хлопот по наращиванию пирога!

+++

Это и объясняет бессмысленность как буржуазной статистики, так и буржуазной аналитики. С точки зрения рациональной они предельно субъективны и не могут считаться наукой (требующей отстранённой объективности). Любое утверждение, общее, или выраженное в цифрах, отражает лишь интересы локации, а не реальное положение дел.

-Мы стали жить лучше!

-Мы стали жить хуже!

Вопрос – а кто это «вы», господа? Сколько вас в этом вашем «мы»? Десять человек или сто, или тысяча?

Поскольку, говоря гегелевским языком, вопрос про ОБЩИЙ уровень «снят» («снят» вместе с обобществлением фондов потребления) всякий раз чья-то прибыль оказывается лишь зеркальным отражением чьего-то убытка.

Выгоден ли продавцам рост цен? Разумеется. А выгоден ли он покупателям? Вопрос риторический…

Людям, которые покупают рабочую силу наёмного персонала – невыгоден обеспеченный и благополучный народ. В этом корень проблемы, а не в чьих-то личных злобе, кознях, жестокостях и заговорах. Совершенно на поверхности, и без всякой теории заговора, лежит тот факт, что нынешнему работодателю высокооплачиваемый сотрудник невыгоден.

И, наоборот, ему выгоден низкооплачиваемый персонал.

И не только потому, что чем больше заплатил рабочим – тем меньше у тебя в кармане осталось, что доказуемо простой арифметикой. Но ещё и потому (бонусом к арифметическому снижению издержек) – нищий и обездоленный человек – идеальный вариант для «творческого насилия». Он тебе за пятак спляшет под любую дудку. Пытаясь выжить, стоя одной ногой уже в могиле – он пластичен и податлив под любые планы работодателя. Он из кожи вон лезет, чтобы услужить.

А человеку обеспеченному, благополучному, имеющему много вариантов, куда уйти и на что жить – услужливость не свойственна.

Поскольку у нас в стране правят работодатели – то они видят «рост экономики» и «развитие» в снижении реальных доходов наёмного персонала. И не только видят, но часто и проговариваются на этот счёт совершенно в открытую! Например, недавно общественность шокировало заявление верхов о проблемах со строительством, связанных с оттоком мигрантов и ростом зарплат строительных рабочих. Здесь прямым текстом успехи строительной отрасли связали с мизерной оплатой труда. Мол, если строители станут больше получать, то мы станем меньше строить, и сорвём «планы великих работ» — так подайте же нам нищих! Ввезите их откуда угодно эшелонами, нам плевать – из Таджикистана или из Молдовы, а то мы строиться перестанем!

+++

Так нынешний капитализм совместил интересы Американской Империи, отстаивающей заоблачный курс своего доллара, «зелёного вездехода» и интересы российских скоробогатых «елит». «Елиты» подыгрывают ненормальным курсовым разницам на валютных биржах, потому что для них проще всего таким образом снижать реальное обеспечение наёмного персонала повсюду.

Растущие в России цены не просто догоняют мировые по паритету покупательной способности, преодолевая перепад стоимостей реальных благ на Западе и в РФ. Растущие цены снижают реальную оплату труда в РФ, а это выгодно работодателям.

Теоретически из ситуации можно выйти по формуле – «больше платим – больше получаем». Если бы цены и зарплаты росли одновременно – то по сути, мы просто преодолели бы существующий разрыв в покупательных единицах: товар за 30 копеек вырос бы до рубля, но и оплата с 30 копеек выросла до рубля, и по сути, ничего не изменилось в образе жизни.

Именно это имеет в виду Минэк, который спрогнозировал рост зарплат россиян на 9,1% в 2021 году. Напомню, что Министерство экономического развития (МЭР) России спрогнозировало рост среднемесячной зарплаты граждан в 2021 году почти на 5 тыс. руб. или на 9,1% по отношению к уровню 2020 года и превысит 56 тыс. руб., сообщают «Ведомости» со ссылкой на обновленный в июне макроэкономический прогноз ведомства до 2024 года.

Но это только теория. Работодатели совсем не заинтересованы ликвидировать разрыв в покупательной способности рубля и доллара приведением цен и зарплат к мировым. На такой операции они бы ничего не выиграли (или выиграли бы мало).

Главный приз, джек-пот для работодателей – это мировые цены + ущербная, старая оплата труда. Тогда всю прибавку они клали бы себе в карман, и не делились бы с «помощниками».

Боюсь, что наше экономическое «развитие» пойдёт именно по такому пути.

К обрыву.

Куда движется весь мир – но от этого не легче…

 
Сейчас на главной
Статьи по теме
Статьи автора