Евросоюз заходит в отечественные вузы с чёрного входа

Константин Джултаев 25.10.2021 17:10 | Общество 42

Набирающая в РФ обороты кампания по выявлению иноагентов заставила Еврокомиссию изменить схему предоставления грантов российским вузам. Если ранее Брюссель выдавал деньги непосредственно отечественным университетам, то теперь они всё чаще становятся соисполнителями проектов из третьих стран. Часть грантов носят идеологическую направленность. Утверждённые под них сметы вызывают большие вопросы.

Развитая грантовая система – один из столпов международной политики Евросоюза (ЕС). С момента образования ЕС его власти ежегодно тратят миллиарды евро на поддержку проектов (как социально-экономических, так и политических), отвечающих главным интересам Старого Света.

Один из крупнейших грантодателей ЕС – Исполнительное агентство по образованию, аудиовизуальным технологиям и культуре (Education, Audiovisual and Culture Executive Agency, EACEA). EACEA курирует ряд направлений, среди которых особую популярность в России получили Erasmus+ и входящая в него программа Jean Monnet Projects.

Большинство входящих в последнюю подпрограмм посвящены изучению политически нейтральных проблем.

В 2019 году в рамках подпрограммы Jean Monnet Activities получили гранты девять российских вузов.

Например, Еврокомиссия решила выделить 15 107 евро Санкт-Петербургскому государственному университету на анализ трудового законодательства ЕС. Казанский национальный исследовательский технологический университет получил 29 528 евро на реализацию проекта «Предпринимательская среда ЕС: изменение мира с помощью технологических предприятий». Финансирование Донского государственного технического университета составило 24 721 евро. Эти деньги вуз потратит на изучение европейских практик в сфере энергосбережения. Региональному открытому социальному институту предоставлено 33 991 евро на проект «Политика Европейского союза в области образования и культуры как фактор интеграции: от прошлого к настоящему».

Часть европейских грантов имеют идеологическую направленность. Им посвящён подраздел под названием «Политические дебаты с академическим миром: проекты и сети» (Policy debate with the academic world: Projects and Networks).

В 2019 году победителями конкурсов по данному направлению признаны Российская академия народного хозяйства и государственной службы (проект «Роль ЕС в разрешении современных международных конфликтов», финансирование – 47 762 евро), Омский государственный университет (проект «Исследования ЕС для российского образования: школы, колледжи, университеты», 50 985 евро), Санкт-Петербургский государственный университет экономики (проект «Современное европейское общество: трансформация идентичностей в ЕС и России», 52 688 евро).

Но в наибольшей степени из списка победителей выделяется заявка Московского государственного института международных отношений (МГИМО), которому выделено 269 816 евро на разработку темы «Политико-правовые аспекты борьбы с коррупцией и отмыванием денег в ЕС и России».

На официальном сайте МГИМО содержится нейтральное описание проекта:

«Задача проекта состоит в расширении сотрудничества и формировании консорциума вузов, а также в содействии развитию взаимодействия между Россией и ЕС в областях борьбы с коррупцией и отмыванием денег. Целевая аудитория проекта – преподаватели и молодые исследователи, включая аспирантов и представителей политической элиты, занятых в сфере сотрудничества по линии противодействия коррупции».

Однако представленное на сайте EACEA англоязычное резюме проекта содержит более резкие формулировки:

«И ЕС, и Россия непреклонны в борьбе с коррупцией и отмыванием денег, обеспечивая законность и верховенство закона, хотя и с разными показателями успеха. Очевидно, что в странах с высоким уровнем коррупции, таких как Россия, элиты часто сопротивляются принятию политики (Борьбы с коррупцией. – τ.), которая на первый взгляд противоречит их собственным интересам. Это делает горизонтальное распространение (Тезисов о борьбе с коррупцией. – τ.) через политические сети предпринимателей и экспертов по внутренней политике, которые часто полагаются на мягкие механизмы, такие как обучение, конкуренция и подражание, особенно важным».

Участники проекта договорились создать его официальный сайт, провести международную онлайн-конференцию и проработать вопрос о возможности организации летней школы для слушателей и экспертов на базе Венской дипломатической академии.

Это не первый опыт сотрудничества МГИМО с европейским агентством. В 2015 году EACEA выделило вузу грант в размере 33 991 евро на реализацию проекта «Россия против ЕС: европейская безопасность после Крыма». Формулировки его задач и цели на сайтах института и EACEA также несколько разнятся.

На первом, в частности, говорится (перевод с английского):

«Основная цель проекта – подготовка специального курса о кардинальных изменениях в сфере европейской безопасности после украинско-крымского кризиса 2014 года. Этот кризис поставил совершенно новую повестку дня в практике разрешения конфликтов, спровоцировал серьёзные вызовы стабильности европейской безопасности и практически столкнули Россию и ЕС (и страны – члены ЕС) с их противоположными подходами к кризису».

На втором утверждается, что результаты проекта должны стать механизмом для изменения отношения российских дипломатов к ЕС:

«Основная цель курса – способствовать лучшему знанию и пониманию ценностей и процедур процесса принятия решений в ЕС в сферах внешней политики и международной безопасности среди будущего поколения российских лиц, принимающих решения. В нынешней ситуации серьёзных вызовов и противоречий в политических отношениях Россия – ЕС также важно сохранить и восстановить конструктивный и позитивный подход к ЕС в повседневной работе сотрудников российских министерств по внешней политике».

Среди других ключевых вузов, активно сотрудничающих с европейским агентством, оказался Московский государственный университет. В 2017–2018 годах факультет журналистики университета в рамках гранта по программе Erasmus+ International Credit Mobility реализовывал совместные программы с IHECS (Институт высших исследований социальных коммуникаций, Брюссель).

В 2020 году по результатам конкурсов наметился иной тренд в распределении грантов. В опубликованных на сайте EACEA таблицах российские вузы не упоминаются в числе координаторов не связанных с идеологической тематикой проектов. Университеты РФ вошли лишь в консорциумы их соисполнителей.

Например, четыре участника из России (Казанский (Приволжский) федеральный университет, Иркутский национально-исследовательский университет, Мордовский государственный университет, Петрозаводский государственный университет) станут соисполнителями посвящённого инновационным методам преподавания на английском языке проекта Технического университета Дрездена стоимостью 936 824 евро.

Астраханский и Волгоградский госуниверситеты вошли в консорциум исполнителей гранта «Пилотные курсы по сотрудничеству университетов и предприятий в целях развития Каспийского региона», координатором которого стал итальянский Государственный исследовательский университет Кьети и Пескары.

В ряде случаев западные вузы выступили координаторами проектов, призванных повлиять на постсоветское пространство. Например, греческий Университет Западной Аттики назначен руководителем программы «Бакалавр, магистр профессионального открытого и дистанционного обучения по стратегическому менеджменту качества и управлению рисками для здоровья в России, Казахстане и Азербайджане» стоимостью 999 806 евро. Его партнёры – Красноярский государственный медицинский университет, Хакасский государственный университет, Российский университет дружбы народов и Первый Московский государственный медицинский университет.

А расположенный в Нидерландах Виттенборгский университет прикладных наук стал распорядителем 675 790 евро, выделенных на разработку методов повышения внутренней гарантии качества образования в области преподавания, обучения и оценки в вузах Азербайджана и России. Часть этой суммы может пойти на оплату участия в проекте Белгородского национального исследовательского университета, Финансового университета при Правительстве РФ и Тверского госуниверситета.

Значительно сократилось число российских участников идеологических проектов. По итогам конкурсного отбора в рамках подпрограммы Policy debate with the academic world: Projects and Networks в список победителей вошли четыре российских вуза. Наибольшего внимания заслуживает представленный Пермским госуниверситетом проект 620805-EPP-1-2020-1-RU-EPPJMO-PROJECT стоимостью 52 418 евро под названием «MEMEPOD. Европейские практики медиаграмотности». В английском варианте указывается иное, чем на сайте вуза, название с несколько иным смыслом – Media Education Mission: European Practices of Overcoming Disinformation («Миссия медиаобразования: европейские практики преодоления дезинформации»). Вот что говорится в резюме проекта на сайте европейского агентства:

«Пермский госуниверситет ставит следующие цели проекта: 1. Содействовать распространению исследований, практики и инициатив ЕС в области медиаобразования, чтобы противостоять угрозам неграмотности СМИ, включая дезинформацию и пропаганду и разжигание ненависти. 2. Организовать серию мероприятий, пропагандирующих достижения ЕС в повышении медиаграмотности. 5. Содействовать диалогу между академическим миром и политиками для содействия принятию инициатив и политики ЕС в сфере образования России, в частности, утвердить Дорожную карту развития медиаграмотности для департамента образования Пермского края…».

Изучение российских официальных источников показывает, что ряд российских вузов относятся к западному грантовому финансированию не только как к возможности реализовать научные проекты, но и как к источнику хорошего заработка для третьих лиц. На сайте «Госзакупки» можно найти информацию о 12 конкурсах, по результатам которых получившие грантовое финансирование российские вузы заключили договоры с подрядчиками на реализацию проектов Erasmus+.

Яркий пример – Уральский государственный экономический университет. В августе 2020 года вуз разместил извещение о проведении конкурса по поиску специалиста, готового оказать услуги по переводу методических материалов, разработанных в рамках проекта Erasmus+ ENTEP «Повышение педагогического мастерства преподавателей вузов в России и Китае».

Почему один из ключевых российских вузов оказался не в состоянии выполнить этот объём работ самостоятельно, в документации не уточняется.

Согласно извещению, подрядчику предстояло выполнить «письменный перевод с английского языка на русский в объёме 131 тыс. знаков и устный перевод с английского языка на русский и с русского языка на английский в течение в общей сложности 100 часов». В другой части документа уточняется, что переводчик должен был производить устный последовательный перевод в течение двух дней и синхронный перевод мастер-классов европейских партнёров в течение четырёх часов. За эту работу было установлено вознаграждение в размере 484 146 рублей. На сайтах профессиональных переводчиков можно найти гораздо более выгодные предложения.

В 2019 году Нижневартовский государственный университет объявлял о закупке услуг по сопровождению и координации международных проектов в рамках европейских программ (Erasmus+, «Горизонт-2020»). Подрядчик должен был выполнять свои обязанности в течение 142 часов и получить за это 497 тыс. рублей (3500 рублей за час). Специалист на столь щедрую оплату из числа сотрудников вуза тоже не нашёлся.

Источником финансирования в большинстве случаев значится «приносящая доход деятельность». Приведённые примеры показывают, что доходы от реализации грантов могут быть весьма существенными.

Сейчас на главной
Статьи по теме
Статьи автора