Лихоимство

OVOD_NEXT 14.03.2021 14:04 | Альтернативное мнение 62
Фото отсюда

Мздоимство, грабёж, взяточничество, коррупция…
Утекают в историю века, меняется название – а суть остаётся неизменной.
Уже можно сказать, что сегодня некая «борьба с коррупцией» стала самой распространённой и любимой игрой властителей нашей страны, и чем больше они ею увлекаются, тем более эта самая «коррупция» ширится и стаёт всё более популярной, борясь сама с собой по примеру сценической «борьбы нанайских мальчиков».

Пожалуй без этой игры мы сию власть уже и не представляем, да и вообще она стала нашей национальной чертой, уходя корнями в глубокое прошлое. Хотя в исторических масштабах оно не столь уж глубоко. Массовое мздоимство власти расцветает пышным цветом только при полном подавлении народовластия, при власти тиранической, когда народу приходится за любое определённое от рождения Богом, Природой естественное право, вплоть до права на жизнь, нести мзду кучке оккупантов, узурпировавшей власть и опустившей этот народ до скотского, рабского состояния.

В древней Руси, киевской ли, новгородской, мздоимство хотя не исключалось, но и плодородной почвы под собою не имело, ибо некоторое народное управление оставалось в виде веча в Новгороде, Пскове… Избирали поначалу  князей и в стольном граде Киеве, да и в последующем князь не был оторван от значительной части народа, шел в бой плечом к плечу со своими дружинниками, садился с ними за один стол.

Великодержавная пандемия бесправия, рабства, преклонения – и соответственно подкупа – была принесена из Константинополя церковью и чиновниками византийских базилевсов. Большую подпитку ей дало и татаро-монгольское иго, где подкуп и грабёж были основой как внешне, так и внутригосударственной политики. У первых московских царей целые ПРИКАЗЫ (министерства) отдавались не столь на служение державе, как «на прокорм» отдельным дьякам. Отстранённый от власти народ никакого контроля над процветающим провластным грабежом, будь то отдельного человека или всей державы – не имел и иметь не мог. Отравленные стремлением стать «третьим Римом» и «божественными базилевсами» цари эти порою вообще теряли рассудок от мании величия (как Иван IV), казнили воров с нечеловеческой жестокостью – но воровство только расцветало. Лозунг «грабь награбленное!» существовал в московской  Руси многие века. Даже такой грозный царь-реформист как Петр I, при всей его увлеченности игрой «борьбы со мздоимством», самого крутого на Руси хапугу – Алексашку Меньшикова – пригрел на своей узкой державной груди.

А уж такой коррупции, как нынче, когда у чиновников колоссальнейшие суммы наворованного  спокойно лежат на банковских счетах, воплощаются в заводах и фабриках, природных богатствах, земельных наделах, яхтах и дворцах зарубежных, а у тех, кто менее влиятелен – попросту тоннами в подвалах и подпольях, такого лютейшего разграбления Россия ещё не знала. Ну и подобного масштаба увлекательнейшей игры «БОРЬБА С КОРРУПЦИЕЙ» — тоже.

Прочёл недавно роман Н.И.Кочина «Князь Святослав» (изд. Гепта-Трейд, Москва, 1996) с описанием того, как в Византии Х века базилевс Никифор Фока пытался бороться с коррупцией в собственной державе. Мысли автора весьма интересные – и хотел бы некоторыми из них здесь поделиться. Правда разве можно сравнивать  с нынешними чиновничьими выплесками Никифора Фоку,  солдата, искренне желавшего своей стране добра и благополучия? В отличии…

ИТАК:
«… и в самом деле он прилагал все усилия и к тому, чтобы улучшить аппарат управления, чтобы обновить состав его за счёт самых добросовестных чиновников. Всё это так. Но он – воин по натуре и опыту, не знал, что борясь с чиновниками силами самих чиновников, он только обогащает одних из них за счёт других, потому что борьба со взяточничеством, воровством была передана в руки высших чиновников, которые были ещё бОльшими ворами и взяточниками, более корыстными, жадными, жестокими, неумолимыми.  Но они могли искусно прятать концы в воду, ибо у них была круговая порука и изощрённое умение пресмыкаться перед василевсом, усыплять его бдительность и повышать себя в его глазах. Они с необыкновенной изобретательностью извлекали … из его желания покончить с обманом, лихоимством, вымогательством, подлогами – огромные доходы и были лихоимцами в высшей степени.

Таким образом, борьба с лихоимцами была для крупных лихоимцев самой выгодной статьёй дохода, потому что василевс дал им самые чрезвычайные полномочия. Они имели право безоговорочно снимать с должностей всех, кого они заподозрили, выжав из него предварительно все соки, с тем, чтобы эту должность продать другому, из которого можно выжать ещё больше.

Никогда ещё не было опубликовано так много царских указов по преследованию мошенников, никогда ещё так много их не плодилось каждодневно. Кто принимал всерьёз царский указ и начинал действовать прямодушно и бескорыстно, обуреваемый одним только благородным побуждением искоренять зло, и таким образом становился поперёк дороги жадной высокородной титулованной своре, окружающей тесным кольцом всемогущего автократора, кто путал ей карты, тот скорее всего попадал в подозреваемые и преследуемые и под пытками, незримым никем, умирал в подземелье, теряя всё своё имущество и пуская по миру семью. Частые перемены и смены чиновников приводили к тому, что те, кто замещали должности предшественников, учитывая их оплошность, становились изворотливее в грабеже и преступлениях, солидарнее между собой.  Они-то сильнее всех и кричали о борьбе с лихоимством, набивая сундуки и карманы.

…мелочная регламентация граждан и опека, которой они подвергались, отдавала их в безраздельное владение чиновников. Отсутствие местной инициативы и самодеятельности городских корпораций не могли заменить никакими переменами в личном составе чиновничьего аппарата. Людей меняли, а основа управления оставалась прежней, источники злоупотреблений были неколебимыми.»

Ну что сказать – в те времена еще встречались иногда базилевсы, всё же искренне  желающие блага державе и её народу. А возможно даже читавшие и историческую, и литературу художественную.  Чего в  наши времена  и представить-то невозможно…

Сейчас на главной
Статьи по теме
Статьи автора