Вопросы адекватности и «политика невменяемости»

Александр Леонидов 24.10.2021 10:33 | Общество 51

Неадекватность психики человека – бесконечный источник страданий и горя как для самого человека, так и для тех, кто его окружает, вынужден и обречён жить по соседству с его неадекватностью. Алогизм и бредовость суждений, непонимание причинно-следственных связей даже после многократно поставленных опытов, доходящее до трагикомизма, разорванность и бессвязность сумеречного состояния сознания в значительной степени характеризуют современные массы. При этом на протяжении десятилетий неадекватность только возрастает, усугубляется. Этому прискорбному процессу есть как объективные, так и субъективные причины.

То есть – как добросовестные заблуждения[1], ставшие частью «символа веры» масс, так и злонамеренные действия вполне конкретных группировок[2], которые строят свои личные прибыли на сложившейся общей неадекватности. Потому не только не пытаются воспользоваться властью, чтобы её преодолевать, но и наоборот, вовсю используют власть, чтобы её углублять и осложнять тяжёлыми формами массовой невменяемости.

Чтобы понять происходящее, весь драматизм текущего момента цивилизационного кризиса (когда очевиден надлом в познании мира и разворот ко вторичному, «забывающему» его незнанию, «тёмным векам») – необходимо рассмотреть строение психической адекватности.

Именно уровень адекватности лежит в основе всех сознательных поступков человека (исключая разве что дыхание и сердцебиение, осуществляемые в рамках инстинктов отправления). Если человек что-то делает сверх слепого инстинкта – то он это делает в меру своей вменяемости или невменяемости. То есть всякий социальный поступок имеет источником мысль, картину мира.

Беда в том, что структурное строение адекватности само по себе достаточно сложно, и содержит в себе диалектические противоречия «единства и борьбы». Каково же оно?

+++

Адекватность – это соответствие предполагаемого итога практическому результату действия. Если человек хотел «Х», и добился «Х», то он адекватен. Он не только знает, чего хочет, но и знает, как этого достичь, какие действия предпринять, чтобы получить заранее намеченное желаемое явление.

Понимая это, мы с ходу видим, что современная т.н. «либеральная демократия» с её зоологическим антисоветизмом – просто пиршество и оргия неадекватности! Провозглашаются некие цели-лозунги, под ними осуществляются действия, итог которых прямо противоположен лозунгу. Это происходит не один или два раза – а с удручающей цикличностью (как майданы).

Яркая иллюстрация неадекватности: люди хотят не того, чего добиваются, и добиваются не того, чего хотят. Итоги всей их деятельности диаметрально расходятся с изначальными декларациями. Неадекватные люди и «борются» и «поддерживают» таким образом, что всё время помогают ненавистному и выкорчёвывают вожделенное.

Они не могут понять – почему такое происходит: их разрушенному мышлению чуждо понимание причинно-следственных связей. Хуже того, они не могут даже понять, что происходит – потому что у них очень короткая память (как у аквариумных рыбок).

И они совершенно искренне не могут вспомнить, с чего начинали свою бурную, но увы, неадекватную деятельность. Абсолютно нереально пробудить в памяти современного киевлянина – каким он был в 1989 году, и с какими лозунгами выходил на митинги тогда. Знание об изначальных целях «демократизации» утрачено хуже, чем мёртвые языки, потому что мёртвые языки всё же помаленьку расшифровывают, а память о чаяниях «перестройки» или первого майдана – канула в лету невозвратимо.

Кратко говоря – неадекватные люди вовлекаются в действия, ни хода, ни смысла, ни реальных причин, ни последствий которых не знают. Поведение людей регулируется по «системе Павлова», через рефлекторные дуги и зоологические сигнальные системы. Что происходит с жизнью, почему это происходит – человек в толпе не только не ведает, но – хуже того! – отучен даже задавать себе такие вопросы.

Версия социал-дарвинизма: «Что происходит? Что нужно, то и происходит! Почему оно происходит? Потому что борьба за существование! В рамках очищения породы сильные люди уничтожают слабых людей, а сильные нации – слабые нации».

Разумеется, толпы не мыслят в таких категориях. Да и не могут мыслить в рамках логики, по сути, их (толп) самоуничтожения! Если бы толпа понимала, какую участь уготовили ей социал-дарвинисты, то толпа в первую очередь расправилась бы с социал-дарвинистами.

+++

Поэтому формы мышления майданных толп можно характеризовать как маразм[3], причём маразм год от года (по мере деградации массового мышления) углубляющийся. Проявляется маразм толпы в сочетании чудовищных действий и слабоумного романтизма ложных мотиваций. По формуле – «давайте гвоздь в голову забьём, чтобы стать здоровее и веселее»…

На смену научным взглядам приходят лженаука, антинаука и псевдонаука (всё это разные явления[4]). Проверенное знание о путях достижения потребностей сменяется не только непроверенным и пустым, но и заранее злонамеренно искажённым антизнанием.

Таким образом мыслительная деятельность превращается в орудие убийства своих носителей, их мысли выстраиваются в такие патологические конфигурации, что в итоге несовместимы даже с простым выживанием (не говоря уже о достойной жизни) своих носителей!

+++

Думаю, нет нужды доказывать, что польза мысли – её адекватность. И наоборот, неадекватность мышления – есть совокупность вреда от него. Здравое мышление есть мир положительных чисел, поднимающих нас над нолём полного невежества и бездумности. Но кроме мира положительных чисел и ноля (отсутствия мыслей) есть ещё и мир отрицательных чисел, патологического мышления социопатов. Грубо говоря – они думают таким образом, что лучше бы для всех (и для них самих) – чтобы они совсем не думали.

Человечество инстинктивно понимало это с древнейших времён, откуда и появился феномен казни, своим правовым характером отличающейся от зоологического истребления хищником жертв. Казнь предполагает расследование и приговор, а суть её – в признании отсутствия данного мышления более полезным для общества, чем его функционирование.

По сути, казнь (если это не произвол хищника) – это пресечение мышления, в корне несовместимого с общественными интересами. Человек думал (и действовал) так извращённо, что почли за меньшее зло его просто ликвидировать…

Все преступники всех времён и народов делятся на две, чётко обозначенных Правом категории:

— Невменяемые.

— Признанные вменяемыми.

Первые не понимают, что делают, во всех смыслах слова неадекватны, вторые же считаются адекватными, но в рамках локальной адекватности.

То есть такой, которая, понимая всё зло, приносимое другим людям, не распространяет его на себя. И стремится через это зло выйти на собственную, локальную, пользу и выгоду.

Говоря более социально, люди, возрождавшие в России безработицу – не представляли самих себя лично безработными, или лично себя обнищавшими (других – запросто), люди, отменявшие распределение жилья по принципам нуждаемости и нормы – не представляли лично себя бездомными и т.п.

Напротив, этими мерами они пытались улучшить, и улучшили своё локальное положение.

Потому локализм с его альтернативной адекватностью – выступал и выступает главным врагом человеческой цивилизации. Он наиболее опасен – потому что конфликт с локалистами не есть конфликт разума с безумием. Это конфликт коллективного разума с иным типом разума, локально-зоологической разумностью.

Давайте же рассмотрим все три типа адекватности и их диалектические взаимосвязи.

+++

Первой отметим прямую адекватность – которую в бытовой речи мы называем «житейский здравый смысл» или «обыденный здравый смысл».

Если выразить простейшую (прямую) адекватность научным языком, то это кратчайший путь к цели, намеченной в первичном процессе целеполагания. Формула такова:

Чтобы получить «Х» нужно сделать «Y». Человек, желающий получить предмет «Х», делает поступок «Y», после чего практика подтверждает адекватность его знаний о природе и происхождении предмета «Х».

В эту формулу можно подставлять любые предметы, она универсальна, и является матрицей прямой адекватности (житейского, бытового здравого смысла).

Если мне нужно мясо – то я иду к мяснику. Я не иду за мясом к кузнецу, по той же самой причине, по которой я не иду к мяснику за подковами. Если бы я ходил к портному за шурупами – меня бы назвали неадекватным человеком.

Разумеется, прямая и непосредственная адекватность (бытовое здравомыслие) – лишь простейшая и первобытная форма адекватности. Развитие разума, особенно абстрактных форм мышления, способных к широким обобщениям идей – привело к появлению более высокого уровня адекватности, комбинированной адекватности.

Здесь уже бытового здравомыслия неграмотного человека маловато.

Здесь нужны выводы многочисленных опытов, именуемые «наукой».

Формула такова:

Чтобы получить предмет «Х», нужно сделать Y, Z,…, N. При такой сложной формуле очевидно отличие от простого, бытового, линейного здравомыслия. Взятые по отдельности, вне комбинации, Y или Z, или N – не создают вожделенного «Х». И даже не приближают к нему. То есть взятые в отдельности, сами по себе, без сцепки между ними – они оказываются бессмысленными действиями.

А потому, когда вполне здравомыслящему, но неграмотному человеку предлагают во имя «Х» сделать «Z» — ему это кажется неадекватностью. Ему трудно учесть, при его темноте, что кто-то параллельно делает Y и N, и в совокупности они составят предмет «Х».

Тёмный человек видит только то, что из действия «Z» предмета «Х» не получится. И линейно, на плоскости, он прав. Например, в условиях социализма блестящие открытия в области математических уравнений продвигают вперёд прогресс всего общества и вместе с тем делают уважаемым, хорошо обеспеченным лично открывателя. Но только лишь потому, что они в комбинации с иными факторами, слагающими «тело» прогресса!

В условиях ельцинизма любые блестящие открытия в фундаментальных областях познания – всего лишь путь в нищету, маргинальность, это горе как для учёного «не от мира сего», так и для его близких.

Вывод: в высшей математике и её заоблачных абстракциях можно найти комбинированную адекватность (в приложении к высоким формам цивилизации), но нельзя найти прямой адекватности. Если бы Робинзон занимался изысканиями в высшей математике, вместо того, чтобы доить козу – он бы просто помер на необитаемом острове.

При ельцинизме такая судьба постигла многих учёных.

Поэтому можно говорить о диалектических «единстве и борьбе» прямой и комбинированной адекватности человека. То есть высшие формы адекватности не должны отрываться от низших и первичных её форм.

+++

Самым сложным является не это. Самым сложным оказался для цивилизации «крепкий орешек» локальной адекватности, об который цивилизация и сломала себе зубы. Что такое локальная адекватность?

Если вы будете утверждать, что свинец дороже золота, и можно легко обменять на каждом углу слиток свинца на два золотых слитка – то это очевидным образом неадекватное утверждение. Просто потому, что практикой оно нигде не подтверждается, и человек будет бесконечно ходить по улицам наших городов, в поисках скупки, где свинец принимают дороже золота.

Но нельзя отрицать локальной адекватности того, кто, воспользовавшись чужой глупостью, обменял слиток свинца на золотой слиток, и таким образом получил очень существенную локальную прибыль.

Говоря научным языком, при работе с неадекватными людьми адекватность оказывается неадекватной, а неадекватность, наоборот, может оказаться адекватной. Они как бы меняются местами – если речь идёт о контактах с безумцами, с лицами невменяемыми, одержимыми, функционально-неграмотными и т.п.

+++

Перенастройка разума с долгосрочно-глобального режима на режим краткосрочный, локальный, в пределах времени и пространства биологической особи в корне меняет само представление об адекватности.

Активно манипулируя безумцами, локальная адекватность не только не заинтересована в снижении их числа, но и наоборот, активно их создаёт, фабрикует в рамках своеобразных фабрик безумия.

Потому что многие из утверждений, неверных в целом, оказываются очень даже верными в локальном употреблении (как убеждение сумасшедшего, что свинец дороже золота). В целом – нелепость, но для того, кто торгует свинцом, это безумие – золотая жила.

Распространение локальной адекватности, стремящейся не обустроить жизнь вокруг себя, а использовать всё вокруг себя лишь себе на пользу – главная причина и важнейший симптом современного кризиса человеческой цивилизации.

————————————————————————-

[1] Наша цивилизация содержит в себе не только набор определённых знаний, но и вполне определённую их классификацию, иерархию их ценности (важное и второстепенное), системность приоритетов, и т.п. Невозможно представить себе совокупность знаний как бессвязную кучу несопряжённых между собой фактов (хотя система ЕГЭ и пытается представить науку и культуру именно в таком виде).

Взаимосвязь знаний, которые в рамках цивилизации существуют не сами по себе (как разрозненные артефакты погибших цивилизаций), а в рамках общей системы ценностей и целеполагания, в последние десятилетия была основательно подорвана, разрушена. Начался «распад гравитации» между знаниями, вращающимися по орбитам вокруг базового ядра исходных смыслов, привязывавших орбиты наук друг к другу в определённой механике целеполагания, взаимного служения ради главных целей.

[2] Если называть вещи своими именами, то в пост-советский период т.н. «самоопределение наций» ПРИВАТИЗИРОВАНО во всём мире этническим криминалом, этническими мафиями, составленными по национальному признаку для уголовной, по сути, деятельности. Уголовники понимают «национальное самоопределение» очень специфически – как своё право на полный произвол и тотальное ограбление «приватизированной» территории, вбивание её через беззаконие в каменный век. Это и называется в XXI веке «национализмом»!

[3] Маразм – длящееся состояние упадка психофизической деятельности человека, вызванное той или иной хронической болезнью (включая процессы старения). Проявляется в деградации поведения носителя, неадекватности его поступков.

[4] Лженаука – система идей, выстроенная в подобие науки, но не имеющая никакой познавательной ценности. Антинаука – система идей, выстроенная в прямой враждебности научному познанию. Псевдонаука или «паранаука» — бессмысленное умножение сущностей, существующее параллельно науке, захламляющее мышление ненужными и мусорными сведениями.

Сейчас на главной
Статьи по теме
Статьи автора